До беременности Беременность Роды От 0 до года От 1 до 3 От 3 до 7 Старше 7 Питание Брат-сестра Семья Досуг Библиотека

Сына я полюбила с первого взгляда, а Вику… ее я не смогу забыть никогда…

Интервью с приемным родителемС первого же момента общения понимаешь, что этот человек полностью оправдывает свое имя СВЕТЛАНА. Удивительно светлая, откровенная, добрая, но при этом очень мужественная, жизнелюбивая и с сильным характером…именно такой образ видишь перед собой с первых же минут знакомства, пусть и виртуального. История Светланы далеко не проста и уж, конечно же, неоднозначна… Она не похожа на лубочную картинку счастливого усыновления. Мама и папа за ручку с малышом, а на лицах несходящая улыбка… Эта история правдива, жизненна и сложна… И спасибо Светлане, что она согласилась на эту беседу… Хочется верить, что после прочтения кто-то задумается поглубже, и не станет рубить с плеча…

А Светлане – моей замечательной собеседнице - я могу от всей души пожелать счастья и мира в душе, ибо она заслужила…

Мария: Здравствуйте. Мне очень хочется, чтобы наша беседа стала не интервью, а разговором двух подруг.

Светлана: Тогда давайте знакомиться, меня Света зовут.

Мария: Меня Маша. Очень приятно.
Читала ваш дневник на форуме «Материнство», правильно ли я поняла, что решение взять ребенка возникло в связи с тем, что своих вы больше не могли иметь, а очень хотелось?

Светлана: Да. Но и до того, как со мной все это случилось, я где-то далеко знала, что хочу и могу взять ребенка.

Мария: А после усыновления никогда не возникали сожаления, что родила бы сама, был бы свой, а не приемный - что-то по-другому бы сложилось, было бы иное восприятие ли, отношение, какие-то проблемы обошли стороной и т.п.?

Светлана: Нет, что Вы! Никаких сожалений! С первого дня он стал родным, мне даже казалось, что я его люблю больше, чем своего сына.

Мария: В интернете часто приходится читать, что от своего ребенка даже пахнет по-другому, а вот от чужого, простите за натурализм, какашки воняют и сопли неприятно вытирать. Что вы об этом думаете?

Светлана: Маша, честно говоря, вы не все про меня знаете, наверно не читали мой пост в одном из разделов форума «Материнство». Дело в том, что у нас был и негативный опыт. Мы брали девочку в приемную семью, ей было 5-лет, но за 2 года так и не смогли найти с ней общий язык. Вот там были похожие чувства. Даже не знаю, связано ли это с тем, что она была уже достаточно взрослой, или это просто был "не наш" ребенок. Так что решайте сразу, надо ли Вам такое интервью со мной…

Мария: Нет, этот пост я не читала. Однозначно нужно такое ИНТЕРВЬЮ. Это тоже опыт, пусть безмерно болезненный и тяжелый, но жизнь она вообще нелегкая штука...
А это было до или после появления в вашей семье Данилы?

Светлана: Это было 4 года назад, девочка была ровесницей Данилы. Сейчас Дане 9.

Мария: Расскажите, пожалуйста, почему решили взять еще дочку, как брали, какие сложности возникли, как пришли к решению отдать ее, в чем на ваш взгляд вы ошиблись?

Светлана: Я ещё в первый раз хотела взять девочку, но муж очень просил сына. Когда мы жили на Алтае, куда уехали после усыновления, в больнице познакомились с девочкой из приюта, потом много общались, ходили к ней в гости. Но у неё не было статуса…
Потом мы вернулись сюда, а у меня желание иметь дочь не проходило. Ну и стали искать. Удивительно, но в нашей республике девочек сложно найти…

Мария: Да, девочку сложнее найти, чем мальчика, во многих регионах так…

Светлана: То статуса нет, то куча братьев и сестер, то заболевание серьезное, а у нас мат. положение не ахти какое, лечение не потянем.

Мария: И вы вспомнили тогда про ту алтайскую девочку из больницы?

Светлана: Про ту девочку я и сейчас часто вспоминаю… Но…Когда мы собрали документы, нам предложили вариант из коррекционного Детского дома, мы приехали. Была очень странная ситуация: мы-то думали познакомиться, а нам вывели Вику уже одетую (была зима) и предложили взять в гости, присмотреться и решить.

Мария: Да уж... И правда очень странная ситуация и странное поведение сотрудников Детского дома.

Светлана: Ну вот, вернулись домой вместе. Это не близко - 400км. А она в первый же день стала меня мамой называть. Ну как я могла отвезти её тогда назад?

Мария: Т.е. основным побудительным мотивом было то, что стало жалко ребенка?

Светлана: Конечно, жалко! Да и понадеялась на свой опыт, думала, что теплом, покоем, любовью многого можно добиться. Решили, что справимся, не в первый раз. У Вики было сильное отставание в развитии, она даже кружочек не могла нарисовать.

Мария: Да, сложная девочка вам досталась...

Светлана: Она, кстати, очень быстро многому научилась, вес набрала, но поведение!..

Мария: Агрессивное?

Светлана: Я не знаю, как это объяснить, где-то читала, что у многих таких деток нет способности привязываться к людям.

Мария: А как мальчики к ней отнеслись? Как проходила их адаптация к появлению Вики в семье?

Светлана: Старший сын к этому времени уже учился в городе, только на выходные приезжал. А Данил хорошо её принял, они стали в одну группу д/с ходить, но со временем отношения у них испортились.

Мария: Всвязи с чем испортились?

Светлана: Она Даньке, как бы это сказать... гадила, что ли. Натворит что-нибудь и на него свалит, игрушки его ломала, да и свои тоже. Она почему-то вообще все разрушала - рвала вещи, ломала игрушки, пачкала обои, как нарочно. Вика с удовольствием называла нас папой и мамой, хвасталась даже нами перед детьми, но делала только то, что хотела.
Потом в садике проблемы начались. Родители других детей жаловались на воровство, на то, что дерется, кусается. Воспитатели облегченно вздыхали, когда я за ней приходила.

Мария: А на самом деле нарочно? Или это было демонстративное поведение, а может протест против чего-то?

Светлана: Как мне объяснили специалисты опеки, такое поведение свойственно многим детдомовцам - они не умеют ценить вещи, подарки и даже хорошее отношение. Я не совсем согласна с таким подходом, все-таки она же маленькая ещё была для осмысленного вредительства…

Мария: Вы обращались к психиатру? Неврологу? Психологу? Какие были рекомендации? Прогнозы?

Светлана: Мы живем в поселке. Психологи только в поликлинике и Детском саду. Но я нашла одну старушку, психолога на пенсии, мы ходили к ней, но, к сожалению, практически без толку.
А в поликлинике нам сказали, что мы ничего не исправим, т.к. органическое поражение головного мозга.

Мария: И какой диагноз всвязи с этим они поставили?

Светлана: Так и написали - органические изменения головного мозга, СДВГ, ЗПРР. Давали направление в психоневрологический санаторий. Вика съездила (путевка была без родителей). Что интересно, когда мы её навещали, она домой не просилась, ей нравилось в большой компании. Она и из садика всегда не хотела уходить.

Мария: А Вика в каком возрасте попала в детский дом? Вы что-нибудь знаете о ее био-родителях?

Светлана: В дом ребенка попала в 2,5 года. Мать лишена родительских прав, алкоголичка, отец неизвестен. У неё были старшие брат и сестра, лет по 20, но они ею не интересовались.

Мария: А в какой момент встал вопрос о возврате Вики?

Светлана: Вернуть пришлось, когда встал вопрос о школе. Ещё на подготовке учителя предупреждали, что ей будет трудно учиться. Я повезла её в город, в центр реабилитации к хорошему детскому психологу-психиатру.
Вот он и сказал после третьего посещения, что Вику надо определить в интернат для ... не знаю как написать. В общем, по его мнению, учиться в обычной школе она не может. А учителя скорее всего тоже так считали, просто выражались более дипломатично. К этому доктору мы и раньше ездили по 2 раза в год, выполняли все его назначения - таблетки, уколы, физиопроцедуры. Становилось лучше, но ненадолго. В общем, переоценили мы свои силы, не справились.

Мария: А как у Вики с папой отношения складывались?

Светлана: Даже лучше, чем со мной, он гораздо более терпеливый.

Мария: Как мальчики отреагировали на ваше решение отдать Вику в интернат?

Светлана: Стыдно признаться – обрадовались, особенно Даня, он стеснялся с ней на улицу выходить. У Вики была одна странность - она очень любила показывать мальчикам свои "прелести". Как не разговаривала я с ней, не объясняла, бесполезно.

Мария: Простите за такой вопрос, но не задать не могу. Даня знает, что он приемный, если да, то не возникло у него ощущения, что и его могут отдать обратно за плохое поведение?

Светлана: Да, Данил знает. Сказали, когда появилась Вика. Одной из причин как раз и было желание, чтобы он не задавался, не попрекал её происхождением. Да и лучше, я считаю, чтобы узнал раньше, чем в подростковом возрасте. У нас тут тайну усыновления все равно не сохранить, слишком многие знали о моей проблеме. И я не думаю, что он боялся, что и его могут отдать. Он на эту тему пока легко общается. А про Вику мы ему сказали, что у неё нашлись родственники и забрали.

В этот момент Светлана не смогла продолжать разговор… Отошла на пару минут, чтобы успокоиться, а потом мы продолжили.

Мария: Как Данила отнесся к известию о том, что он приемный?

Светлана: Спокойно. Мы не делали из этого сенсацию, сказали, что детки у мамы с папой появляются по-разному. Что мы давно его ждали и искали, так же, как Вику. Он же видел и слышал наши разговоры, когда мы собирали документы, участвовал в них. Вот в процессе и рассказали, что когда-то и его мы так же искали.

Мария: А в школе или на улице его никогда не дразнили из-за того, что он не кровный Вам?

Светлана: Нет. Эта тема просто как-то не поднимается. Правда, я однажды слышала его фразу, сказанную самому близкому товарищу: "А у меня есть ещё одна мама, которая родила". Что интересно - товарищ не особо и удивился, задал пару вопросов уточняющих, да и забыл. Больше они об этом не говорят, видимо, не считают важным.

Мария: Вы простите, что будоражу ваши чувства, но я думаю, что это важная тема, которая часто или замалчивается или подается в неприглядном виде, а людям полезно знать именно правду…

Светлана: Просто очень хочется, чтобы люди к этому более ответственно подходили, оценивали свои силы, а не так, как мы в случае с Викой.

Мария: Согласна с Вами, но кроме этого еще очень хочется, чтобы все государственные органы, которые причастны к процессу передачи детей в семьи, со своей стороны тоже более серьезно и вдумчиво подходили к этой проблеме...

Светлана: Наверно, если бы мы жили поближе к тому Детскому дому и могли сначала навещать ребенка, а не забрали его сразу, то все сложилось бы по-другому.

Мария: Я думаю, что если бы вам с самого начала не "навязали" ее в гости, то все сложилось бы по-другому...

Светлана: Да, и я о том же. Когда читала рассказы на Материнстве - удивлялась, как долго люди добиваются разрешения взять ребенка домой. У нас все наоборот. Мне даже показалось, что они сами хотели поскорее от неё избавиться.

Мария: А сейчас у вас нет мыслей взять еще ребенка? Может быть маленькую девочку? Здоровую?

Светлана: Мысли есть, но не возьму уже, боюсь... Да и возраст не тот, чтобы брать маленького ребенка. Мне 41, мужу - 48.

Мария: А постарше уже не хотите… Обжегшись на молоке…

Светлана: Вот именно. Да и у нас многое изменилось - я уже 2 года без работы, муж тоже ежегодную мед. комиссию с большим трудом проходит, так что никак.

Мария: А еще, скажите, часто говорят о сложностях в сборе документов, проблемами с опекой. Как это было в вашем случае? Тем более, что вы два раза через это проходили.

Светлана: Больше всего меня возмущает обязаловка проходить мед. комиссию по месту жительства, приглашать домой специалистов из ближайшей школы (у нас в первый раз так было) - как тут тайну сохранить? А вообще - ничего невыполнимого, было бы желание.

Мария: Очень странно...Это ваше местное изобретение, первый раз о таком слышу.

Светлана: Это было давно, ещё с Данилом, в Уфе.

Мария: Какие сложности у вас с Даней сейчас? Есть ли какие-то проблемы, связанные со способом его появления в семье?

Светлана: Сложности? Особо никаких. Самая большая сложность - накормить, не ест ничего, а двигается столько, что можно электростанцию запустить. Очень активный. Учится неплохо, но без особого желания.

Мария: Как родные восприняли ваших приемных детей в первом и втором случае?

Светлана: Когда брали Данила, это было просто невероятным делом для них, не понимали, зачем нам это надо, ведь и у меня, и у мужа уже были дети. Но полюбили его все, кроме моего отца, сразу. Когда собирали документы на Вику - отнеслись уже спокойно, но вот привыкнуть к ней не смог никто.

Мария: А какие сложности были с Вашим отцом?

Светлана: У отца, как и у многих мужчин, бзик по поводу крови.

Мария: А сейчас какие у них с Даней отношения? И как родители отнеслись к тому, что Вику вернули?

Светлана: Мама умерла ещё до появления Вики, с отцом мы сейчас общаемся очень редко - он живет далековато. Но когда приезжает, то отношения с Данилом очень даже ничего, оценил со временем. Про Вику даже слышать не хочет...

Мария: Света, может быть есть еще что-то о чем вы бы хотели рассказать, а я не спросила?

Светлана: Просто крик души: в деревнях и селах тоже живут люди, принимающие в свои семьи деток. Может быть, их даже больше, чем в городах, потому что берут помногу. Нам очень нужна помощь профессионалов - психологов, специализирующихся именно на таких проблемах. А возможностей часто ездить в город у таких семей нет. Помогите нам!
Дата публикации 06.09.2010
Автор статьи: Материнство.ру
реклама
комментарии