До беременности Беременность Роды От 0 до года От 1 до 3 От 3 до 7 Старше 7 Питание Брат-сестра Семья Досуг Библиотека

«Винегретный подход» или Что главное в материнстве?

Каждый раз, когда я собираюсь поделиться частицей своего небольшого опыта материнства – всегда сомневаюсь и задаюсь вопросом: а, собственно, насколько это кому-нибудь актуально или сколько-нибудь ценно? Ведь пока дети не выросли, не состоялись как  взрослые личности, могу ли я утверждать, что все было сделано более-менее правильно? Есть ли в этом моя заслуга или же это простая случайность? А может и вовсе вопреки моим усилиям из них вырастут приличные люди?

 

Я думаю, любая мать не раз задавалась подобными вопросами. Но поскольку сама люблю читать подобные истории проб и ошибок, то и решила поделиться опытом – вдруг кому-то пригодится? И вот, предлагаю вашему вниманию свой скромный и извилистый путь материнского саморазвития. Без каких-либо оценок, но, скорее, приводя те аргументы за или против, которые показала мне сама жизнь.

 

Когда мы, мамы, только приходим в эту неизведанную страну под названием «материнство», то всегда пытаемся найти некоторую точку опоры, ориентир, который придавал бы нам сил и  уверенности на пути общения с детьми. Я бы даже сказала, что мы склонны искать свою особую материнскую веру во что-либо, будь то теории родительства  или собственные теории, как ассорти, собранные отовсюду, или  советы авторитетных личностей. А, может, просто интуитивно пытаемся следовать своим ощущениям. Кто скажет, какой из этих путей правильный? Наверное, большинству, как и мне, приходится идти путем проб и ошибок.

 

Расскажу  о том, какой главный нерв руководил и моими материнскими порывами на каждом этапе этих лет, в попытке зацепиться за что-то «фундаментальное» в родительстве.

 

Что главное в материнстве

 

Главное – это когда мама рядом

 

С момента самой первой беременности я читала рассказы и о воспитании, и об отношениях с детьми и всякий раз цеплялась за формулировки типа «главное в материнстве – это..», и дальше, каждый предлагал свой рецепт, а я ухватывала его «на лету» и пыталась воплотить в жизнь, не доверяя даже собственному здравому смыслу.

 

Итак, когда родился первенец, я была уверена, что главное для ребенка – это  когда мама рядом. Это ведь и гарантия благополучного развития, и спокойной психики и уверенной личности. Но позже до меня стало доходить, что, если эта истина и впрямь актуальна для грудного младенца в первые несколько месяцев жизни, то в моем исполнении следование ей, видимо, растянулось на несколько лет.

 

 Каждый раз, уходя из дома, я чувствовала угрызения совести, ведь ребенок никогда не хотел отпускать меня спокойно, даже на час. И, ориентируясь на его реакции, я также полагала, что никогда и не должна никуда уходить, раз ему так тревожно. Увы, похожего  подхода придерживались и мои близкие, считая, что мать, в первую очередь, должна постоянно находиться с детьми и по возможности не отлучаться. Памятуя свое детсадовское детство, я и сама себя подбадривала  в том, что единственное счастье и добро для ребенка – это когда мама рядом. И все. Остальное не столь важно.

 

И лишь после того, как я начала чувствовать свою депрессивность, подавленность в изоляции, пришлось задуматься над тем, чтобы  уделять внимание и себе тоже, дабы сохраниться в нормальном психическом состоянии. И опять-таки ради детей мне пришлось пересматривать прошлый подход. Стало очевидным, что отлучаться матерям не просто нужно для них самих, но и для детей, чтобы дать почувствовать опыт самостоятельности, и осознать, что мама – это не встроенный предмет интерьера, а человек с собственными потребностями и границами возможностей.

 

 

Главное – хорошие отношения с ребенком

 

Потом у меня была другая  «вера». Самым главным на повестке дня были  хорошие, добрые отношения с ребенком. На выстраивание этих отношений уходили почти все силы, а уж когда выстроить их не удавалось, то жизнь и вовсе теряла свои краски. Самое странное, что, чем больше стараешься создать добрые доверительные отношения, тем больше отчаяния в случае неуспеха или не той реакции со стороны детей. А значит, больше срывов. И при таком подходе отношения рушились намного быстрее, чем если бы эту я эту цель не ставила.

 

 Кроме того, целиком растворяясь в «отношениях»,  я опять возвращалась к чувству «потери себя». Когда на себя не оставалось ни ресурса, ни радости. И тогда я решила (а точнее опять где-то прочитала), что главное для ребенка – это счастливая мама.

 

 

Главное для ребенка – это счастливая мама

 

Неважно, как часто он ее видит, насколько близкие и доверительные отношения, но если она счастлива – все отлично. Ребенок спокоен и уверен в себе. Он не «невротизируется», как сказали бы психологи. И тогда я увлеклась выстраиванием своих границ, созданием комфортных условий для себя, в попытке всем «сделать счастливую маму».

 

На практике все опять оказалось не так просто. Счастью все время что-то мешало, настроение прыгало,  дети опять были недовольны несчастной мамой, а она была еще более несчастна, ведь у нее не получалось быть счастливой! А это еще обиднее, чем когда и не пытаешься.

 

 

Главное – правильная семейная иерархия

 

 Словом, эта идея оказалась так же весьма однобокой. И где-то я увидела  очередной принцип из серии «вот это-то ладно, но вот ЭТО – самое главное».  Утверждалось, что не только мама должна быть счастлива, но и сама семейная иерархия должна быть выстроена правильно. Все эти расстановки, позиции, модели, сценарии. Все то, что считается «порядком», который – фундамент психического здоровья.  Но, как обычно, оказалось, что не все можно выстроить лишь своими усилиями и желаниями.

 

В чем-то мы с мужем смогли договориться и придти к одному видению, в чем-то остались каждый при своем. Ему было сложно отказаться от своих стереотипов и форматов поведения, мне было сложно  отказаться от «правильности» своих подходов, даже учитывая то, что, согласно этим подходам, внешне у нас должен быть перед детьми единый и правильный «фасад».

 

 

Главное – это любовь в семье

 

А потом, я увидела еще один принцип (опять-таки, когда убедилась в безуспешности предыдущего), что дети все равно все понимают, чувствуют, считывают, и никакие фасады ничего не спасут. А главное, это – любовь и добрая атмосфера в семье. А вот это поддерживать оказалось еще сложнее, по ряду причин объективных и субъективных, конечно.

 

 

Винегрет

 

И тогда я успокоилась. В том смысле, что я перестала искать что-либо правильное, какую-то панацею. «Гарантию» того, что мои материнские будни проходят не зря, но в поисках эффективных решений и наивысшей предельной полезности. Ну, как бывает, «чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы» (с). И тогда я приняла и себя и близких такими, какие есть. Убрала высокие планки ожиданий от всех и от себя тоже. И стало значительно легче сразу всем.

 

Что хорошо – я помню обо всех моих верных «друзьях» – теориях, подходах, которые были мне точкой опоры и одновременно моим локомотивом, транспарантом, брандспойтом и чем только не. Но теперь я учусь видеть жизнь в более объемном измерении, нежели 2D. Принимая тот факт, что можно лезть из кожи вон и ничего не получится, а можно не лезть – и тоже не получится, или, если повезет, – получится. И что не все зависит от меня, но еще от кучи факторов, которыми пестрит вариативность жизни.

 

И теперь у меня свой, доморощенный «винегретный подход». Это когда ты понимаешь, что важно многое, но не говоришь себе  – «вот это самое главное!»  и не расшибаешь себе лоб, следуя этим единственно правильным путем. Это когда ты помнишь, что говоря простым языком, не стоит класть все яйца в одну корзину, а стараться во всем по мере сил. Помня и о своих возможностях, и о важности отношений с детьми, и о ценности границ и порядка в отношениях, и даже небольшой домашней иерархии, и конечно комфортной психологической обстановке. И пытаясь сделать из этого красивый такой пестрый винегрет на всю семью.

 

Фото - фотобанк Лори

Дата публикации 10.06.2016
Автор статьи: Анастасия Мещерина
реклама
комментарии