Детям с диагнозом ранний детский аутизм обязательно нужны коррекционные занятия. Но как заниматься, если ребенок не смотрит на вас, не отзывается на свое имя, прыгает, бегает, кидает все – словно настроен на какую-то свою волну и не включается в окружающий его мир?

 

Это – так называемое полевое поведение, когда ребенок не контактен и часто не вербален (не разговаривает). И даже родители, имеющие педагогическое образование, часто не знают, как с ним общаться.

 

Перед взрослыми встает множество вопросов, которые сводятся к одному общему: что делать?

 

 

«Это – ребенок-аутист»

 

Когда в возрасте около 3 лет моему сыну поставили этот страшный диагноз, я испытала глубокий шок. Мне хотелось услышать, что с возрастом «это» пройдет, «у вас просто задержка речевого развития», «так бывает у мальчиков», «подождем еще немного», «попейте волшебных таблеток».

 

Когда немногословный психиатр произнес: «Это – ребенок-аутист», я ощутила физический удар по голове. На минуту мне показалось, что меня сильно ударили, заболела голова, мне стало жарко и зашумело в ушах, я услышала свое сердцебиение. И это было не кино.

 

В тот момент для меня это был приговор. Потому что казалось, что жизнь ребенка будто закончилась и дальше будет не лучше, а хуже. Очень страшно для родителя понимание того, что твой любимый и долгожданный ребенок будет пожизненно недееспособен. Не об этом мечтают родители!

 

Скажу сразу, что на принятие и осмысление ситуации ушло слишком много времени, нервов и здоровья, которое так и не удалось впоследствии восстановить полностью.

Поэтому, сделав немало ошибок, хочу поделиться мыслями о том, как более продуктивно подойти к реабилитации ребенка с диагнозом «ранний детский аутизм».

 

 

Принять диагноз и жить дальше

 

  • Чем быстрее вы смиритесь с диагнозом, тем лучше будет всем. Не стоит противоречить реальности, даже если она слишком далека от ваших желаний и от жизни окружающих людей. Примите ее такой, какая она есть, и сразу станет легче.
  • Не сравнивайте жизнь своей семьи /своего ребенка/ с семьями детей -«нормотипиков», и даже с другими детьми такого же диагноза, но чуть более успешными, чем ваш малыш. На самом деле, это сравнение ничего хорошего вам не даст. Горечь, разочарование, самокопание, ропот – это отнимет слишком много драгоценного времени, сил, нервов и здоровья. И дает только отрицательный результат.
  • Своевременно принимайте успокоительное. Часто без него справиться с собой просто не получается. Истерики ребенка, непонимание близких и окружения, усталость – это тяжелая ноша. Не доводите себя до морального истощения. Берегите своих близких. Ведь по статистике, семьи с аутичными детьми являются самыми депрессивными. Станьте исключением!

 

После первого года жизни «с диагнозом», коррекционных занятий, бессонных ночей, мне потребовался курс успокоительных на растительной основе в течение 1,5 месяцев, их порекомендовал психиатр сына. И только после полного курса я почувствовала себя немного лучше. Моя реакция на те же истерики стала гораздо мягче, наладился мой ночной сон (до успокоительных я спала очень плохо).

 

  • Вашему ребенку нужны здоровые и отдохнувшие родители. Так вы будете более эффективными. Когда я начала погружаться в коррекционную педагогику, искать специалистов, бегать по занятиям, читать родительские форумы, книги, смотреть видеоролики - то, можно сказать, меня накрыло с головой. Да, я стала «в теме». Но на реальные действия сил почти не оставалось. Начались проблемы со здоровьем. Не делайте этой ошибки!!!

 

Находите время и деньги для своего здоровья. Меня остановила от бесконечного бега история о таком же ребенке, как мой сын, которого водили на хорошие занятия, он был «перспективным», как говорят в таких случаях, родители много в него «вкладывали», выжимали последние соки для его блага… Но, к сожалению, родителей не стало. Мальчик был еще маленький, несмотря на неплохие данные, никто из родственников не взялся его усыновить, ведь жизнь с таким ребенком очень непроста. В итоге он попал в специальный приют для детей с ограниченными возможностями здоровья, где очень быстро деградировал. Печальная история, но пусть она объяснит, насколько такому ребенку нужны вы! Не забывайте о себе!

 

  • Не теряйте драгоценное время! Я, как наверное и вы, читала, что наиболее эффективная коррекционная работа идет в дошкольном возрасте. Но до конца в это мне не верилось. Потому как слишком не контактным был ребенок, с яркими проявлениями негативизма, агрессии и самоагрессии. Порой мой сын напоминал маленького зверька. Как с ним заниматься, кто его возьмет на занятия? И эти мысли приводили в отчаяние. Вместо уныния стоит заняться реальными делами. Расскажу о них:

 

  1. Разделите свободное время на три части: изучение тематической информации, реальные занятия, отдых.
  2. Общайтесь с такими же, как вы, родителями , так информация будет иметь практическое подкрепление и вы сможете сделать некоторые выводы – подходит ли это для вашего ребенка, необходимы ли вам такие же занятия, сможете вы так заниматься сами или нужно искать специалиста. Это общение несколько сократит время на поиск информации, придаст направление.
  3. Ставьте перед собой цели , пусть и недостижимые. Составьте список того, чему надо научить ребенка. Начиная с физиологических потребностей, гигиены, культуры и разнообразия в питании, физических упражнений и навыков, речевых основ до более глубоких вопросов.

 

 

Ребенок-аутист в храме

 

Поначалу будет казаться, что такой ребенок сможет посещать церковь только «силком», когда его с диким ором втаскивают туда и силой удерживают. И поначалу так и будет. И на первом-втором таком «затаскивании», вы можете сдаться. Мы прошли через это. Ну, а что сделаешь, не мешать же людям? На самом деле, вместо этого, нужно подойти к батюшке и спросить его совета. Почему нет?

 

На удивление, батюшка от нас не «шарахнулся», сказал, что ребенок просто боится и нужно приходить каждую неделю – минимум семь раз подряд. Лучше приходить в субботу, все же в церкви меньше народа, и прямо к причастию – примерно в 9:30 и уходить сразу после него.

 

Дети в храме. Как причастить ребенка с аутизмом

 

Сразу чуда не произошло. Сын визжал, я волокла его, он убегал, догоняла, брала на руки и несла. Однажды он выбежал из церкви во время причастия, мне не хватило сил его довести. Мы обошли вокруг церкви и снова вошли. Я думала, что мы уже опоздали. Взяла на руки и все равно понесла. Думая в это время, что я зря мучаю ребенка, себя и всех, кто находится в церкви. Мне было стыдно. Когда я открыла дверь в храм, сын на моих руках бился в истерике, вырывался и бил меня ногами. Его крик, словно грохот разбитого стекла в пустой комнате, ворвался внутрь. Мне стало жарко, и я не смотрела ни на кого, боясь косых взглядов и чего-то еще страшного. Но никто не оборачивался. Батюшка стоял уже без прихожан, все прошли, с чашей в руках и спокойно ждал нас. Он даже улыбнулся когда увидел, что мы вернулись. После причастия, отойдя в сторону к просфорам, где старая бабулечка наливала воду в чашки, я спустила сына с рук. Сил больше не осталось. Сын тоже устал, сел, а потом и лег на пол и плакал. «Какой капризный!» - сказала она. И это был почти комплимент, ведь я ожидала чего-то ужасного. В последующие разы сын уже заходил за руку.

 

Да, он «чудил» - танцевал во время песнопений, пытался что-то схватить, потрясти большие золоченые подсвечники, все время перемещался, не мог стоять на месте. Но никто нас не выгонял. Мы стали подстраиваться под его «выходки».

 

Например, если брали за две руки – он и не хватал ничего. Если хотел танцевать – отпускали. Он подходил к певчим и смотрел, как они поют, нелепо дергался рядом. А они даже иногда улыбались. Однажды батюшка сказал, что «вы – молодцы» и мне хотелось плакать. А когда сын сам, сложа руки, подошел для причастия (спустя долгое время от первого посещения церкви) и батюшка как ни в чем не бывало, спросил его имя, как спрашивал других детей (он хорошо знал, что сын не разговаривает), а я ответила за него и добавила, что он так и не говорит, то он совершенно уверенно сказал: «Придет время и скажет!» И это было утешением. Не сдавайтесь при первых не удачах! Всем нужно время на адаптацию!

 

  • Разделите каждую цель на мелкие и очень мелкие задачи – до самых элементарных подпунктов.

 

Сейчас я не говорю о легких формах аутизма. Речь идет о ребенке с тяжелой и средней формой аутизма. У нашего сына средний классический аутизм, так нам говорит психиатр.

 

 

Цель 1 – установить эмоциональный (хотя бы симбиотический) контакт с ребенком

 

С двух с половиной лет наш сын проводил почти весь день, стоя на книжном шкафу. На нем есть выступ. Он вытаскивал, кидался книжками, листал и рвал их. Было невозможно остановить, переключить его или увлечь другим занятием. К тому же в то время он был неуклюж и это «стояние» было опасно травмой. Приходилось так планировать время, чтобы стоять с ним рядом. И это было не зря. Поначалу он не давал себя обнимать. Но со временем (это ведь было каждый день), он перестал отпихивать руку, обнимающую его, хотя бы на короткий срок. Он стоял спиной, не смотря и не реагируя на меня.

 

Такие детки часто с интересом реагируют на различные интонации (тихие, громкие, веселые, грустные, с громким ударением и др.). И если на свое имя он упорно не откликался, то когда он стоял на своем «рабочем месте» - книжном шкафу, портил книги, мне уже удавалось иногда его погладить или даже обнять, я стала его имя шептать на ушко – он сразу затихал, прекращал «беспредел». Так нашлось первое «подкрепление». Ему было это приятно. Ну, а мама как бы прилагалась к этому моменту.

 

Стоит искать свои точки соприкосновения.

 

Многие дети хорошо реагируют на мыльные пузыри. Вначале смотрят, как летят, вскользь наблюдают, как мама весело дует и лопает, наконец, лопают первый пузырь сами, когда-нибудь самостоятельно надувают первый пузырь и, наконец, «дуют в диалоге» - по очереди.

 

 

Цель 2 - физическая активность, сенсорная интеграция

 

Уже давно меня заинтересовала книга Сесиль Лупан «Поверь в свое дитя». Там рассказывается про раннее комплексное развитие. Мне понравилось, как она крутила, вращала и подбрасывала своих дочек. Там есть объяснение.

 

Мы стали специально крутить, подбрасывать, устраивать «карусельку», держа сына под руками или за руки. Здесь он не только не сопротивлялся, а с охотой контактировал. Дело в том, что у аутичных детей в раннем детстве часто нет понятия «границ тела». Поэтому они не понимают – кто это «я»? - не отзываются на имя, используют различные стимуляции.

 

Раскачивания, кружения, помимо приятных, расслабляющих свойств, помогают ребенку «почувствовать» свое тело. Это очень важно. Над этим стоит работать. Больше прыгать – идеально вместе, держась за руки, вслух считая до 5. Если ему тяжело так много контактировать сразу, то брать под руки, прижимая его спиной к себе и крутить как на карусели. Можно играть в «сосиску в тесте» - заворачивать ребенка в одеяло, перекатывая его, при этом слегка надавливая на область рук, голова при этом не в одеяле, только все тело. Так он буквально «чувствует» границы своего тела.

 

Позднее, когда вы войдете в его доверие, начинаем «волокуши»: берем его за руки и буквально тащим по комнате. Ребенок расслабляется и виснет на руках. Это очень успокаивает, даже мышечный тонус на время уходит. Учит управлять мышцами, контролировать их. Это просто приятно.

 

Постепенно переходим к большему взаимодействию – щекотанию. Это нравится многим. И когда убеждаешься, что это стало «подкреплением», с этим уже можно горы свернуть. Для начала, когда малыш вошел во вкус и хочет, чтобы его пощекотали, сделали «козу» или что-то подобное (подбирайте под своего ребенка) - делайте паузу. Давая возможность ребенку «попросить», подсказывая, как это сделать – например, дотронуться рукой, и затем получить желаемое. Тогда это начинает перерастать в диалог. При регулярной игре малыш выработает «инстинкт». Пусть вас не пугает сравнение с собачками Павлова, но в этом что-то есть. Работает от простого: «хочешь получить желаемое – попроси». Вначале сложно верится в эту систему, но она работает.

 

 

Карточки ПЕКС

 

Когда ребенок усваивает жизненный принцип, что ему придется идти на контакт, чтобы получить приятное – дело начинает продвигаться. Дальше мы перешли к карточкам PECS – альтернативной системе коммуникации. Мы вводили их с психологом, имеющим опыт их введения. Вначале она протестировала ребенка, различает ли он изображения на картинках, соотносит ли с предметом. Как она это поняла – я не знаю, но сказала, что можно вводить эти карточки. Они вводятся в несколько этапов. В конце занятий в качестве поощрения было «чаепитие». Ребенку предлагалась его любимая еда, но не просто так. Он должен сначала «попросить» - дать карточку, и тогда ему давали «вкусняшку». Опять к Павлову, но это реально работает. Психолог достает из контейнера, допустим, кусочек печенья и демонстрирует ребенку, но так, чтобы он не мог его выхватить, не смотрит ему в глаза, чтобы он сразу не устраивал истерики. При этом еду надо делить на небольшие куски, чтобы больше пришлось просить – взаимодействовать.

 

Карточки ПЕКС

Карточки ПЕКС

 

Второй человек-тень находится за спиной ребенка. И сначала все происходит быстро. Достают печенье – демонстрируют, человек-тень рукой ребенка берет карточку «печенье», протягивает ее, и малыш получает печенье. Так, с полной физической подсказкой, происходит много раз. У нас – несколько месяцев. Пока ребенок начинает понимать «как тут все устроено». Затем ему дается время на обдумывание. Демонстрируют «вкусняшку», не дают, пока не даст карточку. Сын протягивал руку, кричал, но карточку не давал. Тогда снова человек-тень делал все его рукой, и сын получал желаемое. Потом он стал давать карточку сам. После стал вредничать. На демонстрацию еды протягивал руку без карточки и требовал, ему не давали, он замолкал и не просил вообще. И тут опытный психолог взяла и откусила кусочек ЕГО банана. Мягко говоря, он был в шоке от такого поворота событий. И это подействовало очень положительно. Он стал понимать, что «это» нужно ему самому (но еда должна быть очень любимой).

 

Лучше почитать подробнее об этапах введения альтернативной системы коммуникации в первоисточнике. Но нам она однозначно помогла. С ней ребенок понял, что ЕМУ нужно попросить то, что он хочет, а не просто кричать на кухне и кидать стулья, когда он захотел пить.

 

Он понял, что может показать на картинке то, что ему нужно, задолго до того, как начал говорить. Карточки ПЕКС я делала сама, распечатывала на принтере и обклеивала широким скотчем – дешево и быстро.

 

Еще один важный навык, которому стоит учить специально – удерживание взгляда на предмете. Да, этому учат. Идите от интересов вашего ребенка, из тех предметов, которые он берет, как ведет себя на улице.

 

Играет с камешками – отлично! Выбираем камешки с разной фактурой, цветом, крапинками. Можно купить готовый набор камней и минералов для детей, но он не дешевый. Бюджетно – морские шлифованные камушки , пластиковые прозрачные и блестящие шарики, декоративное стекло, старые бусы, пестрая фасоль и другие подручные предметы. Давайте их ребенку под присмотром. Пусть сначала «делает что хочет», почувствует «свободу».

 

Не пугайтесь, но, скорее всего, они будут «играться не по назначению» - полетят в вас, за шкаф, под кровать. Постепенно вводите свои условия игры – насыпайте их в контейнер с манкой или песком, водой. Перекатывайте по трубочкам и желобкам из одной емкости в другую. «Прячьте» под тряпочку, «ку-ку» и находите. Все игры быстрые, с эффектной озвучкой. Интонация очень важна для наших детей. Таким образом, вы даете ребенку понимание, как использовать предметы, как можно с ними играть, работаете с мелкой моторикой, получается сенсорный диалог – когда вы делаете что-то по очереди. В это же время ребенок естественно учится все дольше и дольше удерживать свой взгляд на предмете.

 

 

Цель 3 - развитие мелкой и крупной моторики

 

Если ребенок любит игры с водой, то можно выстроить множество интересных и полезных занятий. Достаем небьющуюся посуду разного калибра, в том числе прозрачную, небольшое сито, половник, маленькую лейку, пластмассовую воронку, таз. Наливаем воду в таз и показываем, как с этими предметами играть: переливать, поливать, играть в дождик, мыть под душем игрушки. Весело озвучиваем. Эти предметы можно брать в ванную, вместе с пластиковыми корабликами, резиновыми животными и разыгрывать целые спектакли.

 

Воду в прозрачных стаканчиках можно окрашивать разными цветами, опускать туда и прятать предметы, смешивать цвета, добавлять краску (лучше использовать гуашь) и размешивать кистью или ложкой в стакане. Главное – не заигрываться самим, а «втянуть» ребенка в игру, включить его в диалог.

 

Ребенок любит палки и ветки, трясет ими на улице, бегает с ними и рычит – это тоже повод для игровой терапии. Начать играть можно в привычной обстановке – на улице, постепенно перенося и адаптируя игру для дома. Например, в ненужной коробке сделать сквозные отверстия и просовывать в них веточки по очереди. Наблюдать как палочка «прячется» в коробке, а потом снова появляется. Аналогично можно играть с каштанами, шишками и желудями. Дома это могут быть цветные карандаши, а отверстия на коробочке помечены цветами: каждый карандаш попадает в отверстие своего цвета – здесь и сортировка, и изучение цветов, соотношение предметов, развитие мелкой моторики, причинно-следственные игры.

 

Таким образом, идя от пусть и минимальных, но все же интересов ребенка строим свою стратегию, ведущую к целям по составленному списку.

 

 

Цель 4 - коррекционные занятия дома и со специалистами, сидя за столом

 

Вначале может казаться, что усадить малыша за стол просто нереально. Он бегает по комнате, кричит, берет что-то и тут же бросает. Но и с этим можно работать. Начинают с «просто сел за стол», а потом можно бегать дальше. Выбираем конкретный стол и стул для занятий, где ребенок будет заниматься. Вы помните о том, что у аутичных детей есть сильная тяга к ритуалам и привычкам. Мы этим пользуемся и приучаем его к этим предметам. Начинаем с того, что он знает. Хотя бы с его еды. Демонстрируем желаемое и ставим на стол, так чтобы он сел на стул, чтобы взять. У него получается смысловая цепочка: «Сел – получил желаемое – хорошо». Теперь он не боится сесть.

 

Постепенно выкладываем любимую игрушку, новую машинку, бытовой предмет, который ему интересен таким же образом – на стол, так, чтобы сел. Здесь он уже будет задерживаться. Если он не отталкивает, то гладим его, сидящего за столом. Приятные ощущения – это сила. Теперь ему приятно за этим стулом и столом. Добавляем сюда игры с камушками, водой и другие, к которым он уже привык. Теперь его здесь ничего не пугает. Какое-то время он сидит просто потому, что ему стало интересно. Не удерживайте силой. Пусть пробежится. Ему тяжело долго держаться «в рамках». Если будет интересно, он вернется за стол сам. Для поддержания интереса заранее готовим различные предметы и вынимаем по одному.

 

Так постепенно мы как бы наслаиваем одни умения на другие. Как бы прикрепляем к освоенному поезду вагончики новых знаний и умений. При этом применяем физическую подсказку и различные подкрепления.

 

От простого к сложному можно освоить надевание носков, выдувание через трубочку в стакан с водой, и др. В новом деле нам помогает принцип: «взял в руки и не испугался», а потом навешиваем вагончики…

 

Эти занятия были у нас на первом этапе установки контактов с миром. Если интересно продолжение, пишите в комментариях, редакция откликнется!

 

Фото - фотобанк Лори