Ребенку скучноЗамечаю, что сын-второклассник не знает, чем себя занять, когда появляется свободное время. В будни день расписан по минутам, эта проблема незаметна, а вот в выходные, когда не надо ходить в школу и в спортивную секцию, а тем более в каникулы, я должна что-то придумать и организовать для него, иначе будет скучать и ныть. Может быть, нужно больше загружать его занятиями? Марина

Священник Алексий АГАПОВ, настоятель храма Архангела Михаила города Жуковский, отец четверых детей



— Да, этот родительский стон сегодня кому только не знаком! Умение организовать свой досуг — это способность ребенка распорядиться своим временем с удовольствием и пользой. Мы, когда были детьми, это умели. Почему же теперь все так печально изменилось?

Сейчас время ребенка очень жестко организуется взрослыми, и если вдруг в этом режиме образуется зазор, то ребенок просто не знает, куда себя девать. Больше загрузить его занятиями? Ну, смотря какими. Если это то, что будет восприниматься как еще одна дополнительная нагрузка, тогда проблему мы не решим. Просто избавим ребенка от затруднительной ситуации: нет времени, а значит, нет нужды разглядеть себя и свою потребность в досуге. Но реальность самой потребности от этого не исчезнет.

Во многом нынешнее печальное положение вещей, думаю, вызвано тем, что дети сейчас мало общаются со своими сверстниками там, где детская среда самоорганизующаяся — например, во дворе.

Во времена нашего детства было не так. Конечно, в позднее советское время мы уже не играли в лапту, в городки или в чижа. Родители рассказывали правила и пытались научить нас этим устаревшим игровым сюжетам, но, как и сегодня, все это оставалось для нас «играми родителей», не воспринималось как свое. Зато у нас было много своих коллективных игр: хали-хало, штандер-стоп, выше ноги от земли, вышибалы, бояре, прятки, жмурки, банки… Банки для мальчишек, а классики и резиночки для девочек носили ярко выраженный сезонный характер: мы с нетерпением ждали, когда растает снег! Эта сезонность, кстати, одна из черт народной игровой культуры, осколки которой были тогда еще живы. Вспомните, дорогие родители: у нас были специальные «зажигалки» для игр («Я придумала игру, а какую — не скажу!»), считалки, правила не только в рамках одной игры, но и ритуалы переключения с игры на игру! Сейчас все это сохраняется (есть специальные сайты и книги с описаниями), но как в музее: можно посмотреть, вспомнить, рассказать детям. Но от этого мало проку: утрачена преемственность, тот наш детский мир нынешними детьми уже не воспринят. Педагоги и психологи, сознавая всю серьезность положения, пытаются научить, но факты не утешают: даже если удастся приучить играть по правилам — эта игровая культура прорастает в детях уже откуда-то не из того места, привитое так и не становится родным. Наши миры — детский и взрослый — оказались разорваны. Сюжет постепенного взросления за игрой не знаком нашим детям. Даже напротив, мир взрослых невольно инфантилизируется: не всякий признается в этом, но многие родители хоть изредка играют в компьютерные игры.

Итак, мы увели детей со двора, оградили их. И назад, похоже, дороги нет, жизнь изменилась. Что же делать?

Если сыну или дочери уже «стукнуло» 13-14 лет, придется признать: мы со многими вещами опоздали. Остается работать с тем, что у ребенка есть. Не бояться встретиться с его миром, идти на контакт, без резких оценок обсуждать с ним то, что его волнует. Те же виртуальное общение, музыка и фильмы. Страшно? Ну да, жутковато. Но нужно, ничего не поделаешь. Эти дети оказались многим обделены, и они тем более нуждаются в общении с родителями (хотя порой и брыкаются весьма отчаянно). Правило: говорить о том, что интересно им и не спешить с резкими оценками. Можно выражать свое отношение, но так, чтобы это их не оскорбляло и не раздражало. Вот и апостол Павел говорит: «Отцы, не раздражайте детей». И пожалуйста: пусть они слышат от вас не только критику!

Загружать — тоже можно пробовать. Только бы не вышло, что для ребенка это будет означать отказ от собственных потребностей в угоду родительским. В этом случае вас ждет или непрестанное вранье, или еще большая подавленность и зажатость подростка. Но если ему самому понравится этот спорт/музыка/что-то еще — тогда годится!

Если переходный возраст еще не наступил, то шансов больше.

1. Приобщение к фольклору. В фольклорном кружке коллективная игра занимает вполне законное, если не центральное, положение. Есть надежда, что дети почувствуют к ней вкус и интерес. Результат бывает очень даже неплох. Лучше всего, если в фольклорном коллективе занимаются дети, которые общаются и за его пределами. Тогда они смогут применить полученные навыки и вне занятий.

2. Походы и лагеря. Что в них хорошо: ребята оказываются в ситуации, когда нет возможности легко заменить настоящую культурную пищу «жвачкой» ТВ и интернета. Здесь больше возможностей проявить творческую самостоятельность, чему-то настоящему научиться; жизненно необходимо научиться ладить со сверстниками и что-то делать вместе; суровый быт… Одним словом, плюсов много. Только нужно проследить, чтобы коллектив был действительно подходящим, хорошим. В идеале бы начать с того, чтобы пойти в поход вместе со своими детьми.

3. Чтение. Тоже больная тема. Есть дети (их немного), которые сумели сами почувствовать вкус к чтению. Но если этого не произошло, нужно регулярно читать им вслух. Причем не только пока они сами не научатся, а буквально до упора — пока не начнут получать от книг удовольствие, — или пока не закончат школу. Моими бы устами мед хлебать, правда? Понимаю, сам такой: вечно нет ни времени (у детей, кстати, тоже), ни сил. Но ведь мы пытаемся решить обозначенную выше проблему? Так что не будем жаловаться, а попробуем как-то соответствовать родительскому статусу.

4. Настольные игры. Сейчас появилось новое поколение игр: «Сет», «Каркасон», «Лабиринт» и им подобные. Дети играют в них с большим интересом. Но принцип все тот же: нужно начать играть вместе с ними. Пользы от такой игры гораздо больше, чем от компьютерной. Во-первых, рядом с ребенком находятся живые сверстники, а не виртуальные персонажи. А во-вторых, от него здесь гораздо больше зависит: выстраивание сюжета игры, формирование командных предпочтений.

5. Рукоделие. Чтобы наши дети начали рукодельничать, им (и нам вместе с ними!) предстоит пережить зачастую настоящую ломку! Но, может быть, им захочется носить на руке красивую фенечку, а потом и собственноручно связанную шапку на голове? Нужно пробовать.

Ребенку нечем занятьсяСовременные дети настроены не на то, чтобы чем-то заняться, а на получение впечатлений и достижение быстрых целей. И признаемся: мы сами поощряем в них этот болезненный сдвиг. И в том и в другом, действительно, есть немалое удовольствие. Но это удовольствие совсем иного рода, оно ставит условием не солидарность с друзьями, а разобщенность, конкуренцию — «а то мне не достанется!». Неожиданный для всех нас, но закономерный итог — одиночество и скука. Традиционные же занятия (включая игры) без дружеского союза просто невозможны.

Людмила ПЕТРАНОВСКАЯ, педагог-психолог, лауреат Премии президента РФ в области образования:

— Ребенок не знает, чем занять себя, и только делает, что ходит и ноет: «А что мне делать?» Причина этого может быть связана с переживанием стресса, с психологической травмой. Есть много вещей, способных долго расстраивать ребенка: неурядицы в школе, ссоры родителей, смерть животного… О депрессии можно говорить, если у ребенка сниженный интерес ко всему, даже к тем играм и занятиям, которые его раньше интересовали.

Также неумение занять себя — это бич детей, которые привыкли жить в очень структурированном времени. Их день расписан по минутам, им постоянно напоминают, что делать дальше. С того момента, когда они проснулись, и до того, как отправились спать. В итоге навыка распоряжаться собственным временем у них нет. Как у людей, вернувшихся из армии, где они мечтали: «Вот вернемся на “гражданку” и столько всего сделаем интересного!» Но оказавшись вне привычного структурированного ритма, они впадают в апатию, ощущают опустошенность, когда ничего не хочется, некуда себя деть.

С детьми происходит примерно то же самое. Когда вдруг, пусть ненадолго, ежедневная гонка прекращается, они впадают в ступор. Конечно, школьникам нужны развивающие занятия, кружки. Но все должно быть в меру.

Бывают ситуации, когда скучно самому ребенку, а бывают — когда родителям кажется, будто он бездельничает. Если ребенок не делает уроки, не чистит картошку, не играет на скрипке, в их представлении он ничего не делает. И родители начинают по этому поводу переживать. Им не приходит в голову, что у ребенка должна быть эта возможность — «ничего не делать». Ведь детям, как и всем остальным людям, хочется иногда просто посидеть, подумать, помечтать о чем-то. И если ребенок «ничего не делает», но при этом не выглядит недовольным, переживать явно не стоит. Тем более личное время, когда человек делает не то, что нужно, а то, что хочется ему, — это жизненная необходимость для каждого.

Если ребенок, не чересчур нагруженный, в меру обладающий свободным временем, вдруг заскучал — ничего в этом страшного нет. Походит, поскучает, потом придумает себе занятие. Ребенок должен получить и такой опыт, что, если ничего не делать, может стать скучно. Родителям не следует паниковать: «Он не знает, что ему делать!» Люди всегда находят себе занятия в свободное время через этап скуки. И если бы ребенку было непереносимо изнывать от скуки, он бы обязательно что-нибудь придумал. Если, конечно, у него есть в свободном доступе игрушки, книжки, краски и прочие интересные вещи. Если не придумывает в данный момент, значит, ему вполне комфортно (речь идет о ребенке без травм, без «психологической задавленности» и т. п.). Переживать по этому поводу — то же самое, что оставить ребенка в комнате, где хранятся съестные припасы, и паниковать, что он умрет с голоду.

Может быть и такой вариант: ребенок, ноя, что ему скучно, просто воздействует на родителей. Есть родители, которые считают, что, если ребенок ничего не делает — он преступник. Есть и уверенные в том, что, раз их ребенок сидит без дела — это они преступники. И такими родителями можно управлять: стоит им только заметить, что чадо слоняется без дела, они бросают все свои дела и начинают его развлекать.

Конечно, видя, что ребенку скучно, родитель может предложить какое-то совместное занятие, допустим, поиграть в шахматы, в футбол, порисовать, испечь с мамой пирог, починить с папой машину. Но только в том случае, если он сам получает удовольствие от процесса, а не из соображений: «Чего это ты тут сидишь без дела? Надо тебя срочно загрузить, занять!»

Бывает, что родители заняты и не могут уделить ребенку время в тот момент, когда ему стало скучно. Не надо терзаться комплексами, что вы плохой родитель! Ребенок с пяти-шести лет вполне может занимать себя сам. Время от времени нужно прийти, выразить восторг по поводу его рисунка, крепости из пластилина или железной дороги из конструктора. А дальше — вернуться к своим делам.