1 декабря назван Всемирным днём борьбы со СПИДом. Этому заболеванию посвящено огромное количество исследований и статей, фильмов, книг, научно-популярных программ. Благодаря этому большинство из нас прекрасно знает, что:

 

  • СПИД и ВИЧ — это не одно и то же;
  • СПИД и ВИЧ — не приговор;
  • с «этим» можно жить долго и что жизнь при «этом» совершенно не обязательно становится мукой мученической;
  • у ВИЧ-инфицированных родителей при должном контроле врачей рождаются здоровые дети;
  • заражаются ВИЧ не только наркоманы и люди с пониженной социальной ответственностью…

 

В общем, знаем мы много, все факты перечислять долго, да и не нужно. Но эта наша «подкованность» совершенно не говорит о том, что мы не боимся заразиться и способны впустить в свою жизнь людей с ВИЧ-статусом без опаски.  Все наши знания абсолютно не помогают, когда сталкиваешься с болезнью даже не лицом к лицу, а хотя бы вскользь, набегу, едва соприкоснувшись.

 

Положительный анализ на ВИЧ

 

Кто был в ситуации, когда вдруг приходилось узнавать о болезни знакомых и близких, тот знает, как становится страшно, как накатывает ужас и появляется противная мысль «а вдруг и я тоже?» Причём мысль эта появляется даже у тех, кто не только не жил вместе с этим человеком, но и руку-то ему ни разу не пожимал. А вот леденеет сердце — и всё тут. И сразу начинаешь вспоминать: не подходил ли ты к ВИЧ-положительному знакомому слишком близко, не пил ли с ним из одной чашки, не чихал ли он в твоём присутствии?

 

После первого шока, конечно, приходит понимание ситуации, вспоминаешь всё, что знаешь о ВИЧ и СПИД, уговариваешь сам себя не бояться. Но страх всё равно не проходит, таится глубоко внутри. А ты учишься жить с ним.

 

 

«Положительная» любовь

 

В истории Марины много необычного. Она из тех редких женщин, кто не стесняется в начале отношений, обещающих стать серьёзными, попросить мужчину сходить к врачам и сдать анализы, в том числе и на ВИЧ (сама она тоже всегда с готовностью и без неуместной обиды демонстрировала справки о здоровье). Вернее, так она делала всегда, кроме единственного случая.

 

С Никитой Марину познакомили общие друзья. Возможно, именно это и притупило бдительность девушки. Отношения завязались стремительно и головокружительно. Об анализах она вспомнила, когда всё зашло далеко: они с Никитой уже несколько недель жили вместе. Тем сильнее был её ужас, когда оказалось, что у любимого ВИЧ. Тот клялся и божился, что ничего не знал, что для него самого это шок. Потрясённая Марина и верила, и не верила одновременно.

 

Конечно, поначалу накатила паника. Общаться с Мариной в тот период было нелегко. Нет, она не рыдала, не заламывала руки и вела себя внешне совершенно спокойно. Но вот глаза… Постоянное ожидание неминуемой казни — вот что видели в них те немногие друзья, кто знал о происходящем.

 

Осложняло ситуацию и то, что Никита для неё был не мимолётным увлечением. Именно за него она хотела выйти замуж. А ещё оба мечтали поскорее стать родителями и на ближайшее время планировали свадьбу, по этим причинам они даже не предохранялись.

 

И теперь все их мечты перечёркивал один жирный крест, вернее — плюс, положительный анализ на ВИЧ у Никиты. Анализы самой Марины пока были хорошими. Но в этом-то и заключается особое коварство вируса иммунодефицита человека — поначалу он никак не даёт о себе знать, хотя человек уже и заражён им, и даже опасен для окружающих. Чтобы узнать свой точный ВИЧ-статус, нужно сдавать анализы на протяжении довольно долгого периода.

 

Так у Марины началась совсем другая жизнь. Будучи активным человеком и не желая сдаваться, она обратилась в Центр профилактики и борьбы со СПИДом, где ей помогли понять и принять ситуацию, а Никите назначили лечение.

 

Марина согласилась ответить на вопросы корреспондента Материнства.

 

- Марина, вы узнали от специалистов Центра что-то новое?

 

- Да, узнала. И очень многое. Но сначала немного расскажу о том, каково это — прожить первые дни с ВИЧ.

 

Когда я узнала о положительном статусе Никиты, мне показалось, что это крах всей моей жизни. Конечно, я не раз слышала о том, что жить с ВИЧ можно. Но такую информацию редко примеряешь к себе. А вот когда узнаёшь, что твой любимый заражён, и понимаешь, что ты, скорее всего, тоже, то сразу забываешь все эти умные и правильные слова. Включаются какие-то первобытные механизмы: страх за свою жизнь, панический ужас. В первые часы вообще хотелось выть от этого кошмарного ощущения. Я буквально физически чувствовала, что внутри меня уже поселился вирус, который начал меня убивать.

 

К счастью, те немногие друзья, что знали о моей ситуации, очень поддерживали меня. Более того, моя подруга, мать четверых детей, и её муж продолжали вести себя так, словно ничего не произошло. Но приходя в их дом, я сама уже не целовала и не обнимала детей, что всегда делала раньше, и даже дышать старалась, что называется, через раз. Да и в обществе других людей была крайне осторожна — очень боялась заразить кого-то, хотя, разумеется, знала о способах и путях заражения и понимала, что веду себя не вполне адекватно. Но ничего не могла с собой поделать: страх не оставлял меня ни на секунду. Я боялась и за себя, и за тех, кто меня окружает.

 

А попав в Центр, мы с Никитой встретили знающих людей, которые очень полно и понятно объяснили нам, что и как нужно делать, чтобы никого не заразить и самим продолжать жить, а не существовать. Больше всего меня потрясло то, что мы, оказывается, могли даже стать родителями здоровых детей. Да, конечно, для этого нужно было лечиться и неукоснительно соблюдать рекомендации врачей. Но что не сделаешь для исполнения своей мечты?

 

- Не было ли у вас мысли расстаться с Никитой после того, как вы узнали о его ВИЧ-статусе?

 

- Нет, ни на минуту. Когда любишь человека, меньше всего думаешь о себе. Я поверила тому, что Никита не знал о том, что заражён. Да и я сама виновата в произошедшем. Раньше была уверена, что всё держу под контролем, даже немного бравировала своей предусмотрительностью и современным подходом к здоровью. Но вот не убереглась. Хотя всё же именно я настояла на том, чтобы мы сдали анализы, пусть и позже, чем было нужно. Ведь если бы не это, Никита мог бы ещё долго не знать о том, что заражён, и упустить время. А сейчас у него всё хорошо. Он держит вирус под контролем.

 

- А вы?

 

- А я каким-то чудом не заразилась. Когда первый анализ не выявил у меня ВИЧ, я боялась надеяться, понимала, что придётся проверяться ещё несколько раз, чтобы точно убедиться в своём здоровье или нездоровье. Но и второй, и третий раз вирус у меня не обнаружили. И я начала надеяться. Когда я сдала кровь через полгода, то результат снова был отрицательным. Наверное, я перестраховщица, но я продолжала проверяться вплоть до того, как истёк год с того момента, как стало известно, что у Никиты ВИЧ. Теперь я с полной уверенностью могу сказать, что Господь меня уберёг. Я знала, что такие случаи бывают, но до конца не верила в чудо. Тем не менее, я перед вами, такая вот живая иллюстрация того, что чудеса случаются. Прожив с Никитой несколько месяцев и никак не защищаясь от ВИЧ, я не заразилась. Я понимаю, что так случается далеко не всегда, но всё же надежда есть.

 

Поэтому хочется сказать всем, кто ждёт результаты анализов: не всё потеряно. Но даже если у вас обнаружат ВИЧ, как у Никиты, нужно как можно скорее обратиться за помощью. И вам её обязательно окажут. Причём не только медицинскую, но и психологическую. Как оказали помощь мне.

 

Я очень благодарна людям, которые работают в Московском центре профилактики и борьбы со СПИДом. Они настоящие профессионалы, и при этом в них нет отстранённости, равнодушия, они очень поддержали нас в такое сложное время, убедили не опускать руки, лечиться, заставили поверить, что в этом случае наша жизнь будет долгой.

 

- А как развиваются ваши отношения с Никитой?

 

- К сожалению, хэппи-энда у нас не получилось. Когда он узнал диагноз, то пустился во все тяжкие. Поначалу ещё держался, а потом стал жить по принципу «я хочу попробовать в этой жизни всё». Мы продержались вместе ещё несколько месяцев. Но потом расстались. Знаю только, что спустя некоторое время он справился с собой и взял себя в руки, не бросил лечиться. Мне, конечно, жаль, что всё так получилось. Но для меня эта история стала хорошим уроком. И я утешаю себя тем, что благодаря своевременно начатому лечению у Никиты впереди ещё много лет жизни. Хочется верить, что наша встреча случилась не зря. Возможно, это спасло Никиту. Ведь сначала он не хотел даже обращаться в Центр и пошёл к врачам только ради меня.

 

- Почему вы согласились на беседу?

 

- Когда я раньше рассказывала о своих правилах, о том, что настаиваю на анализах в начале отношений, то нередко наталкивалась на полное непонимание. Некоторые надо мной посмеивались, другие называли сухой, эгоистичной и даже циничной. Иногда мне казалось, что это действительно так и что я не права, что своим отношением обесцениваю любовь. Но жизнь показала, что я всё делала правильно. И это не эгоизм и не цинизм, а просто трезвый взгляд на жизнь.

 

В Центре профилактики мне рассказали о статистике, о том, что сейчас всё чаще заражаются ВИЧ гетеросексуальные женщины, в последние годы соотношение заражающихся ВИЧ мужчин и женщин почти сравнялось. И это страшный сигнал для нас.  Именно поэтому я и согласилась рассказать свою историю. Хочу предостеречь читательниц «Материнства». Будьте осторожны и берегите себя!

 

Фото - фотобанк Лори