Вчера в магазине стала свидетельницей сценки, поразившей меня своей карикатурной хрестоматийностью. Как будто побывала в театре, где все актеры точно по сценарию разыграли свои роли.

Ребенок капризничает в магазине Фото - David Veksler

Возле прилавка, где я выбирала нужные товары, стоял большой контейнер с машинками по какой-то очередной «акции». Мальчик лет трех сосредоточенно рылся в этом ящике, вслух сам с собой рассуждая, какая лучше. Наконец он выбрал подходящую машинку и отправился к кассе, откуда его уже не в первый раз звала мама.

Набрав побольше воздуха, мальчик «включил» нужный, по его мнению, тембр голоса (это было настолько заметно, что трудно было поверить, что все это происходит в жизни, а не на сцене), и завел: «Я хочу вот эту машинку».

Продвинутая мама, явно подкованная на тему детских манипуляций и прочитавшая не одну книжку по воспитанию, спокойным голосом сказала, что машинка ему не нужна, машинок у него уже много, и им пора идти. Она к тому времени уже расплатилась и направилась к выходу из магазина, толкая перед собой коляску с младшим братцем (или сестренкой) нашего героя.

Парнишка понял, что надо усилить воздействие, и запустил довольно громкий капризный писк. На маму это не произвело впечатления, она взяла сына за руку и повела к выходу (где они оставили машинку, я не видела, поскольку была занята выкладыванием своих товаров на ленту). Повизжав (не слишком громко) для виду еще пару секунд, мальчик сделал попытку треснуть о дверь яблоком (вероятно, взятым из пакета с покупками), но был остановлен проворной рукой мамы. После чего вся семья покинула магазин.

Вся сценка продолжалась от силы две-три минуты, и визг ребенка был не особенно громким. Видимо, мальчик уже начал понимать, что капризами все равно ничего не добьешься, но совсем отказаться от этой стратегии пока не готов: возраст все-таки.

Я внутренне радовалась за маму, которая легко и просто справилась с неприятной ситуацией, но тут началось второе действие спектакля. На сцену выступили актеры второго плана, без которых такие сцены обходятся крайне редко. Эти тоже были «в ударе» и отыграли свою роль хрестоматийно четко.

Едва за мамой с малышами закрылась дверь, как две немолодых женщины, стоявших у кассы впереди меня, завели: «Ужас! Кошмар! Нельзя таких детей водить в магазин!» Кассирша добавила какое-то столь же ценное замечание в этот стройный хор. Я не выдержала и вполголоса сказала: «Мама молодец, мама действовала абсолютно правильно». Кассирша бросила на меня быстрый взгляд и умолкла, а две женщины, уже отошедшие от кассы, были так увлечены своей беседой, что меня не расслышали (может, и к лучшему).

Пока я укладывала в рюкзак свои покупки и расплачивалась, я выслушала целую лекцию по психологии от этих двух дам, замешкавшихся возле упаковочного стола. Про то, что это, конечно, ревность к маленькому. Про то, что маме нужно до времени разделить детей, чтобы они не общались. И еще какие-то столь же ценные идеи.

К счастью, у них хватило такта (или не хватило времени?) высказать все это той самой маме в лицо. И она ушла из магазина, так и не узнав, как ей правильно воспитывать своих детей.