Суррогатное материнствоНа днях стало известно о рождении у шестидесятичетырехлетней Аллы Пугачевой и Максима Галкина двоих детей от суррогатной матери. Комментируя это событие, глава Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов высказал мнение о целесообразности запрета применения суррогатного материнства.

В свете этих событий на порталом Материнство.ру был проведен опрос пользователей с целью выяснить общественное мнение в отношении этой все еще спорной и довольно экзотической биомедицинской технологии. Посетителями портала являются преимущественно матери или женщины, планирующие беременность.


В опросе приняли участие 755 человек. Среди проголосовавших не было никого, кто пользовался услугами суррогатной мамы, или выступал в ее роли. Шестеро участниц хотели бы стать суррогатными мамами, и втрое больше пользователей выразили желание прибегнуть к этой технологии в качестве заказчиков.

Остальные голоса распределились следующим образом. 36 % относятся к этой репродуктивной технологии одобрительно, еще 35% выразили равнодушное отношение, считая, что их это не касается.

Лишь 13% решительно высказались против самой идеи суррогатного материнства. 12% респондентов затруднились с ответом, поскольку не имеют по данному вопросу однозначного мнения.

В обсуждении, сопровождавшем опрос, разгорелись нешуточные споры. Большинство участниц, оценивая ситуацию со стороны биологических родителей, высказали мнение, что эта технология не несет в себе ничего негативного или неправильного, а напротив, является прогрессивной и полезной, позволяющей даже при серьезных проблемах со здоровьем надеяться на продолжение рода.

При попытке гипотетического взгляда на ситуацию со стороны суррогатной матери было высказано мнение, что она подобна воспитателю детского сада, который, хотя и привязывается к детям и роняет слезы на выпускном, однако же смиряется с тем, что дети уходят дальше, в школьную жизнь, и не испытывает по этому поводу душевных травм.


Однако, прежде чем проводить такую параллель, следует вспомнить случаи, когда суррогатная мать, следуя материнскому инстинкту, отказывалась отдать новорожденного ребенка «заказчикам», чего безусловно не случается с детсадовскими воспитателями. Но в силу того, что суррогатная мать идет на сделку добровольно, ее чувства и эмоции, а также мотивы никого особенно не интересуют.

Наконец, следует попытаться взглянуть на ситуацию со стороны ребенка. Едва ли он может относиться к суррогатной матери как к воспитателю, ведь в детский сад дети поступают, уже имея глубокую привязанность к своим родителям, и ежедневно уходят домой к любимой маме. А ребенок, находящийся в утробе суррогатной матери, зависит от нее круглосуточно на протяжении всех девяти месяцев своей жизни, и понятия не имеет о других, «настоящих» родителях. Уже в середине прошлого века было доказано, что плод внутри утробы, а затем и новорожденный ребенок способен чувствовать и понимать происходящее задолго до того, как сможет выразить свои ощущения и мысли доступным для взрослых способом.

Участь такого ребенка не отличается принципиально от судьбы любого отказника, которого мать бросает сразу после родов. Конечно, его сразу усыновляют любящие его люди (если не брать в расчет те случаи, когда ребенок рождался больным и от него отказывались и «заказчики», и суррогатная мать). Но ситуация, а лучше сказать - трагедия отказа матери от новорожденного создается искусственно и намеренно.


Согласно исследованиям ученых из Кембриджа, дети, рожденные суррогатной мамой, более склонны к депрессии и тревожности, по сравнению с детьми, рожденными традиционным способом, или с использованием донорской спермы или яйцеклетки. Эмоциональные и психологические проблемы у таких детей особенно усиливаются в подростковом возрасте, когда они пытаются осознать свое «я».

Напомним, что суррогатное материнство законодательно запрещено во многих цивилизованных странах, таких как Австрия, Германия, Франция, Италия, Польша, Португалия, Словения, Швеция, Норвегия, Эстония, Литва, а также в некоторых штатах США (Аризона, Мичиган, Нью-Джерси). В Финляндии матерью признается женщина, родившая ребенка. В Великобритании, Нидерландах, Испании, Дании, Румынии и Болгарии разрешено только некоммерческое, а в Венгрии - только родственное суррогатное материнство. В России суррогатное материнство официально разрешено с 2012 года, примерная стоимость технологии составляет от 600 тысяч до 1,5 миллионов рублей.

Фото: фотобанк Лори